Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

ИДЕОЛОГИ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Во всех учебниках истории написано о сталинской индустриализации. Но нигде нет ни слова, что она – продолжение николаевской.

И если бы не бездарно проведенные придворными генералами войны с японцами и немцами, а также деятельность финансируемых с Запада революционеров, то Российская империя уже к середине XX века стала бы величайшей державой планеты.

 

СВОБОДА СЛОВА И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Родословная всех политических движений в России – в том числе и настоящих – берет свое начало в царствование Николая II. Сегодня наши левые называют его «кровавым тираном». А между тем именно при нем возникли партии и политические движения, появилась Государственная дума.

Поначалу все политические силы старались показать, что они появились с благими целями, у них есть конструктивная программа. Кстати, зарубежная историография очень высоко оценивает эти реформы, считая их суперлиберальными.

Однако сегодня мы видим, что провести политическую модернизацию кавалерийским наскоком не удалось. Запад бросил на финансирование революционных сил столь большие деньги, что остальные партии не смогли ничего предпринять.

Во-первых, у них не было ячеек на крупных заводах, которые в любой момент могли превратиться в роты, батальоны и полки.

Во-вторых, у центристов и правых не было четких и ясных простым людям программ переустройства российской экономики и госстроительства.

Кадеты и прочие партии парламентского большинства утверждали, что у них, мол, есть «реальная программа перемен». Но на самом деле это было простым словоблудием. Ни по одной отрасли промышленности, ни по сельскому хозяйству у кадетов программы не имелось.

А вот у большевиков, которые опирались на работу Ленина «Развитие капитализма в России», была четкая программа действий – вербовка заводских вожаков для будущей революции и саботаж самых нужных России реформ, чтобы приблизить «крах капитализма».

Что интересно, кадеты и другие популярные в народе партии, вобрали в себя лучшие интеллектуальные силы России, это были «профессорские» партии. Но морально они были ближе к социалистической, чем к буржуазной ориентации. Поэтому во время кризиса 1905–1906 годов кадеты метались между идеей государственности и поддержкой «свободы и демократии», полностью дискредитировав себя перед страной.

РЕЙТЕРН, ВИТТЕ, СТОЛЫПИН

Ни в одном учебнике истории вы не найдете такую фигуру, как Михаил Христофорович Рейтерн. А между тем именно он, будучи министром финансов Российской империи, стоял у истоков николаевской индустриализации, подготовил ее финансовое обеспечение.

Так получилось, что Рейтерн умер в 1890-м, и его славу затмили другие люди. Потом на сцене появляется Сергей Юльевич Витте. Любопытно, что великий труд этого чиновника на пользу России стал известен лишь после революции (до нее он был оплеван и унижен за мир с Японией).

Советские ученые из Ленинграда в 1960-е годы издали трехтомник воспоминаний Витте. И оказалось, что именно он внедрил множество идей (например, о первоочередной важности строительства железных дорог для такой огромной страны, как Россия), ставших фундаментом не только николаевской, но и сталинской индустриализации Отечества (электрификация).

Витте был уникальным для России «эффективным менеджером», пытавшимся ускорить развитие страны, но не смог побороть тот реакционный бюрократический гадюшник, который царил на верхних этажах власти.

В конце концов, эти люди полностью перекрыли Витте кислород. И, казалось бы, обновлению российской промышленности наступил крах. Однако тут взошла звезда Петра Аркадьевича Столыпина, который добавил к плану Витте еще и индустриализацию агропромышленного комплекса. К сожалению, эти люди не смогли выступить единым фронтом против придворной саранчи и революционных банд. Витте и Столыпин ненавидели друг друга. Поэтому у врагов России шансы на ее развал с каждым годом правления Николая II только росли.

СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО

О социальном государстве в России заговорили вовсе не в 1991 году. И даже не в 1917-м.

Вышеупомянутые отцы николаевской индустриализации, которые пришли к рычагам управления страной (при жестком сопротивлении царедворцев и революционеров) в конце XIX века взяли на вооружение социальную модель развития государства.

В этой модели были три важных момента. Во-первых, государственное регулирование, то, что полностью было отвергнуто при Александре III.

Во-вторых, социальная политика – в том смысле, что нельзя оставлять трудящегося один на один с капиталистом, именно тогда появилось трудовое законодательство, масса разных социальных гарантий, льгот для рабочих.

И третий момент – формирование среднего класса, причем под этим подразумевалось не только повышение благосостояния народа, но и доступ к культурным и образовательным благам. Тогда ведь началась разработка закона о всеобщем начальном образовании, а потом и о всеобщем среднем образовании.

Примечательно, что все это чуть позднее было полностью реализовано в Советском Союзе, но разработки начались задолго до него. Кстати, и деятельность Столыпина была частью этой программы – он ведь, по сути, пытался создать средний класс в крестьянской стране. По его убеждению, если выровнять до среднего уровня жителей города и села, то это и будет страховкой от любых бунтов и революций.

КОКОВЦОВ

Еще один важный аспект той модернизации – геополитический. Именно тогда начался разворот на Юг и Восток – по сути, это то, к чему мы снова пришли в наши дни.

Уже тогда бытовало мнение, что, если в Средние века главной акваторией для экономического развития человечества было Средиземное море, то в XX веке эту роль будет играть Тихий океан.

Отсюда такое внимание к Китаю, Дальнему Востоку и, конечно, к Транссибу у Витте и Столыпина. И если в конце XIX века железнодорожная сеть России развивалась по принципу: 80% – на Запад и 20% – на Восток, то с началом XX века соотношение поменялось зеркально – 80% вложений шло в восточную часть страны и только 20% – в западную.

В это время появляется четвертый идеолог имперской индустриализации – министр финансов Владимир Николаевич Коковцов. За ним стояла группа лиц, которых на современный лад можно назвать «финансово-экономическим блоком правительства». Группа Коковцева не имела выходцев из дворянства и лучше понимала происходящее в стране. В этом блоке бытовало мнение, что Москва как торгово-промышленный центр отыграла свое, и теперь ее роль потихоньку будет переходить… к Казани. Ей прочили судьбу гигантского железнодорожного центра.

СРАВНИВАЯ ЦИФРЫ: 1914–1917–1922–2018

Увы, большевики сорвали план индустриализации страны, уничтожив ее промышленность. А заодно – и народ.

Первую статистику по геноциду русского народа сделал в 1929 году бывший генерал-майор и военный министр Временного правительства, а на тот момент преподаватель Военной академии штаба РККА А.И. Верховский. Он опубликовал в журнале «Огонек» статью, в которой признал, что Гражданская война унесла 20 млн граждан России – в 5 раз больше, чем мировая война.

В 1914 году в России жило 139 млн человек. К 1917 году, несмотря на огромные потери в Первой мировой войне, все-таки население увеличилось до 141 млн человек, хотя нас и должно было быть 145 млн (поскольку прирост населения в предвоенные годы равнялся 2 млн в год).

После пяти лет Гражданской войны – в 1922 году – численность населения равнялась 131 млн человек, а должна была быть – 151 млн.

В 2018 году нас должно было стать около 500 млн человек. Россия заняла бы третье место по населению после Китая и Индии. Однако из-за революций и войн нас сегодня около 147 млн, и то, в основном, благодаря росту населения в южных регионах.

Издательский отдел ЛДПР

 

 

Следите за новостями журнала и новыми публикациями в наших официальных группах:

ВКонтакте: https://vk.com/zarussnarod

Фейсбук:https://www.facebook.com/zarussnarod/

Одноклассники: https://m.ok.ru/zarussnarod

Ссылка для скачивания