Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Есть ли вина России перед западом?

РУССКИЙ ВОПРОС

Русский вопрос, формирование негативных стереотипов восприятия образа России возникает на Западе в момент возвышения Руси, а именно во времена правления Ивана III, когда изумленная Европа встретилась лицом к лицу с новым сильным государством. Обострение же вопроса отмечается в конце XVIII — XIX веке, что вновь было связано с расширением границ и усилением Российской империи.

 

Русский вопрос имеет для этого времени два исторических основания.

 

Во-первых, это особенности существования русских в многонациональной империи. К XIX веку сложилась необычная ситуация в центре и на окраинах России, когда обитатели окраин (Польша, Финляндия, Прибалтика) получали большие социально-политические и экономико-правовые преимущества по сравнению с жителями центральной России. При дворе нередко особую роль играли выходцы из этих самых окраин.

 

 

Во-вторых, династический характер внешней политики России, направленной на сохранение европейских монархий и политического баланса сил в Европе, участие во всех европейских войнах привели к возникновению в сознании европейцев устойчивого страха перед силой России. К этому следует прибавить и фактор страха перед материальной силой, ресурсной мощью России.

 

БРИТАНСКАЯ РУСОФОБИЯ

 

Среди английских русофобов прежде всего следует выделить Дэвида Уркхарта, поскольку именно он оказал колоссальное влияние на формирование у Карла Маркса чувства всепоглощающей ненависти к русским. Издания Уркхарта стали воплощением и олицетворением британской русофобии. Развернутая им пропагандистская кампания против России имела ряд особенностей. Он не просто критиковал Россию, а предлагал практические рецепты по ее нейтрализации.

 

 

Антироссийская пропаганда Уркхарта была настолько яростной и непримиримой, что он был назначен секретарем британского посольства в Османской империи, которую англичане старались натравить на Россию.

 

В этот период проявляется большой интерес Уркхарта к использованию исламских фанатиков для противодействия России на Кавказе. К середине XIX века относится знакомство Уркхарта с Карлом Марксом, который под его влиянием начал готовить памфлеты, направленные против Российской империи и русских.

 

ФРАНЦУЗСКАЯ РУСОФОБИЯ

 

Отношения России и Франции в начале XIX века складывались очень непросто. Периоды политической напряженности в мире неизменно воскрешали в сознании французов ненавистный образ «русского медведя». Французскую русофобию этого времени можно разделить на три этапа.

 

Первый период напряженности возник в эпоху Наполеоновских войн. Агрессивная завоевательная политика Наполеона обосновывалась мифом о том, что надо нести цивилизацию «диким русским бородатым варварам».

 

 

Приведем некоторые из них: «российская власть — это чудовищная смесь византийской мелочности с татарской свирепостью», «русские — хитрые, вороватые, жестокие, уродливые, симбиоз людей с клопами и тараканами». Внешняя политика России обладает «необузданной страстью к завоеваниям и угрозам Европе, в которой видит свою добычу».

 

 

Третий всплеск русофобии приходится на период Крымской или, как ее называют на Западе, Восточной войны (1853—1856).

 

 

В это время цикл антироссийских статей написал французский историк Жюль Мишле, который впервые употребил, задолго до Рональда Рейгана, определение в отношении России — «империя зла». Он также не стеснялся в оценках русских, не выбирая выражений. По его мнению, «русские еще не вполне люди, единственное, что может их спасти,— свержение деспотичной власти императора».

 

 

НЕМЕЦКАЯ РУСОФОБИЯ

 

Среди радикалов был и Карл Маркс. В это время судьба свела его с Д. Уркхартом, и Маркс под его влиянием задумал написать работу по истории русско-английских отношений XVIII века «Разоблачения дипломатической истории XVIII века».

 

Эта книга была довольно долго недоступна для рядового читателя в советское время, находясь в спецхране, что легко объяснимо абсолютным диссонансом между советским пиететом перед марксизмом и откровенной русофобией Маркса, переполняющей данную работу.

 

Маркс в ходе всего «исследования» демонстрирует не только ненависть к русским, но и полное пренебрежение историческими фактами.

 

 

 

Вот образец такой фантастики. По словам Маркса, только чиновники-немцы при дворе являлись цивилизаторами варварской России, а русские князья, вроде Ивана Калиты, играли «роль гнусного негодяя, орудия татарского хана, палача, льстеца и старшего раба». Могущество Руси, по мнению Маркса, было «не завоевано, а украдено».

 

Вообще, «классики марксизма» испытывали непреодолимое отвращение к славянам в целом и к русским в частности. Фридрих Энгельс оценивал идею славянской взаимности и братства так: «Это нелепое, антиисторическое движение, поставившее целью подчинить цивилизованный Запад варварской России и Востоку».

 

 

Еще больше острых и увлекательных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен!

https://zen.yandex.ru/id/5c9e02b433e1f100b3a890ce