О поддержке предпринимательства из-за коронавируса и о росте цен на продукты

Жигарев Сергей Александрович

Выступление на пленарном заседании 9 февраля 2021 года

… Минувший год стал одним из наиболее сложных для российской экономики: энергетический кризис, пандемия коронавируса, которая особенно негативно сказалась на работе малого и среднего бизнеса, сильное падение доходов населения и в довершение всего резкий рост цен на непродовольственные товары и базовые продукты питания. Так, по данным Счётной палаты, на 21 декабря 2020 года по сравнению с декабрём 2019 года цены на сахар выросли на 67,5 процента, на гречку — на 40 процентов, на подсолнечное масло — на 26,5 процента, на картофель и морковь — на 31 и 27 процентов соответственно. Опыт административного ограничения цен в предыдущие периоды свидетельствует о том, что меры административного регулирования цен в рыночной экономике должны носить строго кратковременный характер и правительству необходимо очень внимательно следить за ситуацией на рынке, чтобы при необходимости оперативно снимать существующие ценовые ограничения, а также принять тот факт, что в наступившем году бороться с инфляцией одними лишь пошлинами и льготами не получится. Кроме того, перед правительством встаёт и другая задача — разобраться с монополизацией и картелизацией практически всех отраслей, ориентированных на конечное потребление. Об этой проблеме не принято говорить, но если она игнорируется, то это не означает, что её нет.

Вместе с тем падение ВВП в России по итогам 2020 года составило, по данным Росстата, всего 3,1 процента, хотя массовое закрытие предприятий малого и среднего бизнеса, сворачивание инвестиций, рост цен и безработица заставляют усомниться в достоверности такой оценки. Но даже если допустить, что эта оценка верна, такой результат отнюдь не повод для гордости: это произошло лишь благодаря перекосу структуры экономики в пользу государства и крупных компаний, как правило, тесно связанных с ним.

Далее, если посмотреть на предварительные результаты реализации общенационального плана по восстановлению экономики, создаётся впечатление, что малый и средний бизнес вполне охвачен господдержкой: благодаря выдаче субъектам МСП беспроцентных кредитов на выплату зарплат на сумму МРОТ поддержано 1,2 миллиона работников; кредитование по ставке 2 процента с возможностью списания для всех субъектов МСП и социально ориентированных НКО дало возможность поддержать 5,4 миллиона человек, занятых в секторе МСП; выплата субсидий на дезинфекцию и профилактику коронавируса субъектам МСП и СОНКО на общую сумму 11,6 миллиарда рублей позволила поддержать 293 тысячи организаций; реорганизация мер по отсрочке уплаты налогов и страховых взносов позволила поддержать 1,75 миллиона субъектов МСП, в которых занято 3,5 миллиона человек. Однако, если сопоставить количество субъектов МСП, получивших поддержку, с общим количеством субъектов МСП в стране, картина получается не столь радостной: 1,75 миллиона субъектов МСП, получивших отсрочку уплаты налогов, составляют чуть меньше одной трети всех субъектов МСП, а 5,4 миллиона работников, поддержанных благодаря двухпроцентному кредитованию, — это чуть больше одной трети от общего количества занятых в этом секторе, то есть большая часть субъектов МСП фактически осталась за бортом, в том числе из-за несовершенства подходов к признанию их пострадавшими в результате пандемии, о чём говорилось в постановлении Государственной Думы от 21 июля прошлого года.

Между тем итоги четвёртого этапа спецпроекта ТПП РФ "Бизнес — барометр страны" показывают, что около двух третей опрошенных предпринимателей оценивают положение сектора МСП как плохое и очень плохое, при этом почти 78 процентов предпринимателей отметили, что не смогут справиться с оплатой отсроченных налоговых и других платежей в наступившем году. Тем не менее, поддержанное Государственной Думой предложение Счётной палаты распространить меры господдержки наиболее пострадавших субъектов МСП на все субъекты, осуществлявшие деятельность на территории Российской Федерации на 1 марта 2020 года, по сути, отвергнуто Минэкономразвития.

Однако, учитывая, что страна, по оценкам Счётной палаты, может не досчитаться как минимум одной трети субъектов, которые вынуждены будут прекратить работу, не пережив экономических последствий пандемии, я ещё раз призываю Минэкономразвития, весь финансово-экономический блок правительства прислушаться к рекомендациям Государственной Думы и Счётной палаты и распространить меры господдержки субъектов МСП, осуществляющих деятельность в наиболее пострадавших отраслях, на все субъекты МСП до конца этого года.


 

@smilemakc © 2020